Главная » Статьи » Статьи каталог » авторские очерки Сергея Путник

Подробнее про «РР»! Когда в конторе базы КБРФ я получил распределение на «Артек»

(продолжение очерка)


Подробнее про «РР»! Когда в конторе базы КБРФ я получил распределение на «Артек» (так называли рефрижератор, где мне предстояло работать*), чувства радости испытать не пришлось. Выйдя из здания администрации базы и пройдя совсем немного, с причала рыбного порта я увидел эту «шаланду». Небритый и пьяный, с синей повязкой на рукаве, на горловине трюма сидел вахтенный матрос. - Давай на борт! Кричал он мне. - Сейчас уходим в Швецию за селедкой… Судя по всему, у матроса начались «глюки» от принятого «на грудь».

Кроме него на судне никого не было видно, с кем он собрался идти в Швецию за селедкой, я так и не понял! Со стенки причала на «РР» не заходят торжественно по трапу, как на большие океанские траулеры или транспорта, а спускаются по узкой «сходне» осторожно, чтобы не навернуться и не сломать ноги. - Курсант? Да, курсант! - КМУ или КВИМУ? КМУ! - Тамбучину на баке видишь? Вижу! - Ныряй вниз, ищи свободную шконку и рундук, объячеивайся! Вот и весь диалог… Зайдя внутрь так называемой «тамбучины» «РР», я сразу вдохнул своими ноздрями «аромат», состоящий из «сногсшибательного букета», воняющих резиновых сапог, фартуков, проолифенок, рукавиц, нарукавников, рваных пупырчатых перчаток в рыбной чешуе, затвердевших и сваленных в кучу многочисленных портянок и прочего разнообразного хлама.

Дурман ударил в мою голову и я, сделав пару шагов вниз по трапу, подвернул ногу и с грохотом полетел вниз. Мой чемодан, с небольшим опозданием, догнав меня в полете, с размаху огрел меня по макушке! Начало есть, в «квартире» прописался… В кубрике, представляющим из себя серое, обшарпанное, мрачное помещение, спал пьяный человек. От него сильно разило спиртным, он храпел и во сне с кем-то ругался. «Шконка», где мне предстояло спать на протяжении ближайших нескольких недель, представляла из себя матрац, на котором валялся ворох грязного белья, накрытого промасленным брезентом. Подушки не было и в помине, шерстяное одеяло было разорвано почти пополам. - Придет боцман, выдаст белье! Прозвучало сверху. - Располагайся! Обед в столовой порта, талон выдам. Засунув чемодан в рундук, я подобрал с пола кубрика валяющиеся там пустые бутылки и обрывки газет.

Убрал со стола банку из под пресервов, наполненную до верху окурками. Все это сложил в мешок и вынес наружу. Обратно вернулся с веником и стал подметать, наводя хоть какой –то порядок в своем новом жилище. Когда уже дело близилось к концу, моряк, лежащий на одной из «шконок» перестал храпеть, сильно хрюкнул, выругался и проснулся! Не буду дословно воспроизводить то, что он мне сказал. Суть была в том, что я зря убрал его «пепельницу», курить теперь ему будет не совсем удобно… Пепел от своей «Примы» моряк стал стряхивать в сморщенный ботинок, который валялся тут же под столом. На основании вышеизложенного, не трудно догадаться, каким был быт на «РР»! Однако производственных показателей это не портило. Выйдя на рейд и став на якорь в десяти милях от Балтийска, экипаж «РР» преображался и выдавал сверх плана не одну сотню условных банок пресервов.

Предварительно разморозив брикеты с мороженной скумбрией или сардинеллой, в деревянном чане, выстланном грубым прорезиненном брезенте и залитым морской забортной водой, матросы производственной команды на длинном столе и стоящие в два ряда, подгоняемые отборным матом боцмана, отрезали каждой рыбине голову, одним движением освобождали тушки от внутренностей, узорно складывали несколько рыбин в жестяную банку, пересыпали специями, заливали тузлуком и передавали по конвейеру закатчику.

«Закатчик», как правило, матрос 1-го класса, в своей среде человек очень уважаемый, энергичным и отточенным движением одной руки подхватывал очередную такую банку с конвейера, накрывал её другой рукой крышкой, вставлял в визжащий зев закаточной машины, с силой нажимал на педаль и выталкивал уже готовое изделие на лоток, где специалист низкой квалификации (матрос без класса) наклеивал на закатанную банку пресервов этикетку «Сардинелла пряного посола», сделано в СССР. Короб с банками прочно обвязывался проволокой и отправлялся в трюм.
(проддолжение следует)
Просмотров: 1 | Добавил: Путник | Дата: Сегодня

* РР-1291 АРТЕК Калининград списан 1984 

Категория: авторские очерки Сергея Путник | Добавил: Путник (13.02.2012)
Просмотров: 237 | Комментарии: 1
Всего комментариев: 1
1  
А сейчас бы так смог давать стране пресервы?

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Спасибо за внимание всем посетителям нашего сайта и этого материала в целом. Дабы сказать спасибо нашему проекту пригласите на сайт друга, добавьте сайт в свои закладки и не забудьте поделиться в соц.сетях: Твиттер, Вконтакте, Фейсбук.